October 31st, 2016

Луганск. Как всё начиналось. Март-апрель 2014.

Оригинал взят у dellmare в Луганск. Как всё начиналось. Март-апрель 2014.
Это моё и только моё видение. У каждого свои глаза и своя правда, я вижу это так. Некоторые вещи я плохо помню, как будто это было в прошлой жизни или вообще не со мной. Хочу записать. Может, когда-нибудь уберу отсюда маты и покажу внукам)))
А всей правды не знают даже военные.

Collapse )
Сейчас, когда есть с чем сравнивать, могу сказать, что когда боишься высунуться, потому что бомбят - хотя бы всё ясно. Бомбят, и ты сидишь дома. Или выходишь по необходимости и знаешь, что может оторвать голову. Всё предельно просто. А вот когда жизнь якобы продолжается, и ты не можешь сидеть, не можешь не идти на работу, потому что нет причин, и идёшь, и знаешь, что как динозавра - или встретишь или не встретишь отморозков на улице... Или ребёнок твой... Каждый день.
Нет, как говорится, лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас.

Луганск. Как всё начиналось. Май 2014.

Оригинал взят у dellmare в Луганск. Как всё начиналось. Май 2014.
Май начался трагедией в Одессе.
Collapse )
Моя тётя из России каждый день звонила нам. Умоляла приехать, плакала. Просила отправить к ней хотя бы ребёнка. Я была полностью солидарна, но... Я не знаю, почему слушала семью. Наверно, привыкла, что решения должны быть совместными. Дома надо мной смеялись и называли паникёршей - даже родители, которые в общем-то, бабушка с дедушкой, трясущиеся над каждым чихом внука. Они не верили, что он в опасности, и муж тоже. Я ждала момента. Пока в один момент, 30 мая, не подпрыгнула, как ужаленная и рванула на вокзал просто ни с того ни с сего.
Четыре часа в очереди - и билеты у меня. Для сына и для бабушки - я-то, блин, работаю. Куда ж я денусь с подводной лодки, кто колбасу продавать будет. В каком-то истеричном припадке заразила их этим возбуждением, за один день купила билеты, оформила доверенность на бабушку, собрала вещи. Планировала на летние каникулы, но доверенность оформила почему-то на год... И на следующий день взашей выпихала из города.
Провожали всей семьёй, и на вокзале все они посмеивались надо мной, как над испуганной курицей. Это было 31 мая. Первого они отзвонились, что доехали, а второго началась война.