Irina (irinaiz) wrote,
Irina
irinaiz

Categories:

Сельское образование


Ни для кого не секрет, что сельские дети довольно сильно отличаются от городских ребят. В первую очередь, это уважение к труду, самодисциплина и более внимательное отношение к окружающему миру. От городских образовательных учреждений отличаются и сельские школы, в них – другой уклад, иная атмосфера, более близкий контакт между учителем и учеником.
В городе современного ребенка трудно удивить какими-либо театральными или эстрадными выступлениями, цирковыми номерами, или же приездом в школу известного человека, артиста, писателя, политического деятеля. А вот в сельской школе отношение ко всему этому совершенно иное. Например, не так давно, 19 января, Полотняно-Заводскую школу №2 посетил наш французский гость Ги Леже, по инициативе и при участии которого в поселке воздвигнут памятник летчикам эскадрильи «Нормандия-Неман». Искренний интерес ребят к этому визиту был настолько очевиден, что французский гость был растроган до слез. Он не смог удержаться и, как профессиональный исполнитель, спел ребятам известную французскую песню. Этот прием и вечернее выступление в клубе вдохновили Ги Леже приехать в Полотняный Завод с целой концертной программой.
Едва ли бы в какой-нибудь городской школе он был принят с таким теплом и восторгом, как у нас. И дети набрались впечатлений, получили удовольствие от этой встречи, и, конечно, учителя. Ну а о том, как сегодня протекает школьная жизнь, какие перемены происходят в нашем образовании, рассказывает директор МОУ «Полотняно-Заводская средняя общеобразовательная школа № 2» Светлана Вячеславовна Чугунова.


– Светлана Вячеславовна, ваша школа, насколько известно, возникла в 50-х годах прошлого века, или эта информация неверная?

– Не совсем верная – как таковая, Вторая школа появилась сразу после войны, поскольку там, где мы сейчас находимся, начал возводиться новый район нашего поселка, и детям надо было где-то учиться. Но на школу это было мало похоже.
До Великой Отечественной войны на станции Полотняный Завод стояло два-три домика, а на том месте, где сейчас расположен наш 17-й микрорайон, был лес. Когда начали восстанавливать поселок, а он почти полностью сгорел, дома стали строить и на месте бывшего лесного массива. Правда, такой уж пустошью это место назвать нельзя, потому что люди тут жили очень давно, в частности, когда-то на этом месте стоял монастырь. Вот как раз под первое здание нашей будущей школы сначала выделили бывший монастырский сарай. Это было старое полуразрушенное деревянное строение, площадью всего 110 квадратных метров. Ну а потом, в 1958 году завершилось строительство новой школы.

– То есть, в этом же виде она существует и сейчас?

– Нет, сейчас школа выглядит иначе, поскольку в 1962 году к ней пристроили два крыла. И десятилеткой она стала только в 1970 году. До этого у нас насчитывалось девять классов, тогда и образование в стране было девятилетним. С тех пор школа так и существует, вот только сейчас при ней открыты детский сад «Золотая Рыбка», в который мы принимаем детей с трехлетнего возраста, и Дом детского творчества. По сути, школа превратилась в воспитательно-образовательный центр нашего района.

– Если при школе действует Дом детского творчества, значит, она у Вас с творческим уклоном?

–В общем-то, да, но какой-то определенной направленностью, как сейчас бывают школы с английским или математическим уклоном, наша школа не обладает. У нас нет параллельных классов, и по этой причине мы не имеем права брать себе какое-либо направление. Мы проходим как традиционная общеобразовательная школа, которая развивает детей по всем направлениям. У нас больше 28-ми учеников в классе не бывает, а для параллелей нужно, чтобы их было не меньше 36-ти, тогда есть возможность разделить ребят на два класса, чтобы для одного из них выбрать определенный образовательный уклон.
Хотя, я считаю, что нашим детям лучше преподавать все предметы понемножку, а не делать ставку на какой-то один. Углубленное изучение конкретной дисциплины приводит к тому, что выпускники, попадая в соответствующие вузы, вынуждены первые годы сидеть и скучать, поскольку всю учебную программу они уже прошли в школе. Это их, конечно, расхолаживает и, к тому же такая однобокость отрывает их интерес от других предметов, они для таких ребят становятся второстепенными. А ведь речь идет и о литературе, и об истории. Кроме того, еще неизвестно, состоится ли человек в профессии, которую он выбрал в раннем детстве, а, скорей всего, за него выбрали родители. И наоборот, когда ребенок получает все в равных пропорциях, то и развитие его значительно лучше узкоспециализированного.

– Ну, на этот счет существуют разные точки зрения, кто-то с Вами может и не согласиться. Сейчас многие родители очень практично, расчетливо подходят к обучению своих детей.

– Безусловно, в образовании не бывает одинаковых точек зрения. Но я убеждена в том, что не надо торопиться, всему свое время. Для нас самое главное – развивать и воспитывать детей, это основная задача школы, а обучить их будущей профессии никогда не поздно. И лучше это делать, после того, как ребенок сам определится в своем выборе. Причем, обучать нужно так, чтобы основные знания оставались у людей на всю жизнь, а не выветривались через несколько лет после окончания школы. Мне кажется, с этой задачей мы справляемся.

– А как с воспитательной работой, в частности, воспитанием через творчество, с этим справляетесь?

– Скажем так, делаем все возможное, чтобы увлечь наших детей, но, к сожалению, в этом отношении далеко не все так, как должно быть. Вообще, очень хотелось бы, привлечь в наш Дом творчества мужчин, которые смогли бы научить детей что-то делать собственными руками. Тем более, в нашей школе мальчиков больше, чем девочек, и мужчины обязательно должны влиять на процесс их воспитания. Но в основном там у нас женщины, причем, уже не молодого возраста. Тем не менее, мы стараемся преодолеть эту ситуацию, сейчас, например, в школе работает хороший хореограф, молодой человек из Калуги, мы им очень довольны.

– С мужчинами в школе всегда проблемы – учитель уже давно у нас ассоциируется с женщиной.

– Но так не должно быть. Дети, а особенно мальчики, всегда тянутся к учителям-мужчинам. В этом году из школы один учитель уходит на пенсию, так я его очень прошу остаться. Не может быть школа без мужчин, а у нас все традиционно – завхоз мужчина и, к счастью, туризмом с ребятами занимается тоже мужчина, ребята его обожают.

– А если другие мужчины так и не появятся, как будете детей к труду приучать?

– К труду мы их так и так приучаем, обходимся пока женским коллективом. Ведь у нас, все-таки, не город, а в сельской местности ребята в этом отношении другие. И традиции у нас сельские, здесь с юного возраста дети знают, что такое труд. Хотя, бывает, что некоторые родители сейчас сопротивляются, и приходится из-за этого брать письменное согласие, что их ребенка можно привлекать к общественно-полезному труду. В результате, наши дети и уборку территории проводят, и огородом занимаются, и деревья опиливают, клумбы копают, сажают, поливают. Это касается благоустройства пришкольного участка, все лето дети этим занимаются. Но и в поселке мы проводим различные работы, то есть, традиция субботников у нас осталась.
А недавно при школе открылся Центр занятости, с помощью которого из наших учеников были сформированы рабочие группы. То есть, Центр занятости выделяет средства, и я, по желанию ребят, которые старше 16 лет, набираю их в эти группы. Те, кто туда попал, сразу получают трудовые книжки и трудятся уже не бесплатно, а за материальное вознаграждение. В моей группе было всего 22 человека, наши ученики. С их помощью мы прошедшим летом отремонтировали второй этаж, работали ребята практически весь июль, по очереди – по два часа в день. Над ними не нужно было стоять, стоило дать задание и они его выполняли. Все смогли самостоятельно заработать. Нам такая идея очень понравилась, и дети довольны, пусть это еще совсем маленький труд, но все с мелочей и начинается. Ребята были счастливы, когда получали свою первую зарплату, все время обсуждали, кто, что себе купит. Это один из прогрессивных методов воспитания, одно дело, когда детям какой-то труд просто вменяется в обязанность, и совсем другое, когда есть мотивация, когда они видят результат своей работы. Кстати, и родители нам благодарны, уже в сентябре они стали ко мне приходить с просьбой зачислить их ребят в рабочую группу.

– Светлана Вячеславовна, возвращаясь к вопросам обучения, есть разница между учебой сельских и городских детей?

– Конечно, есть. У городских ребят больше возможностей, хотя бы, потому, что городская атмосфера предполагает разнообразный круг общения, им есть за кем наблюдать, у кого учиться, что-то перенимать. А у нас основной носитель культуры, интеллекта преимущественно только учитель, на него ложится вся ответственность за молодое поколение. Оттого, насколько он будет яркой личностью, от его педагогического мастерства и, конечно, любви к своим ученикам, зависит формирование личности наших сельских детей. Сам сельский учитель должен быть сильной личностью, слабые люди здесь работать не смогут. Дети это чувствуют и тянутся к учителям, которые могут и за себя постоять и за них, а кроме того, ребятам интересен тот учитель, который знает и любит свой предмет. Свою любовь к истории, литературе, математике или физике такой учитель, действительно, способен передать ученикам.
И еще, касательно городских и сельских, по моему мнению, первым лучше поступать в гуманитарные институты, потому что их окружают театры, концерты, различные учреждения, где преимущественно трудятся не инженеры и ученые, а бумажные работники. А вот нашим сельским ребятам больше подходят технические вузы. В принципе, это так и происходит – город не хочет идти в инженеры, а наши дети в основном тянутся именно туда.

– Сейчас и в Правительстве и устами Президента много говорится о том, что в стране развелось столько менеджеров, что их просто некуда девать, а осваивать инженерные профессии молодежь не хочет.

– В том то и дело. Кругом одни юристы да экономисты. И хорошо было бы, если б об этом не только говорили, но и старались пропагандировать профессию инженера, делали ее престижной, вкладывались в это. Я в рамках Президентской программы побывала в Австрии, так вот там применяется принцип дуального образования, на мой взгляд, это очень прогрессивный и мудрый подход. Насколько я знаю, у нас, в России, тоже хотят внедрить подобную систему, хоть это и сопряжено с большими трудностями – решать такие вопросы надо на федеральном уровне, один директор школы здесь бессилен. В Австрии за эту систему образования отвечает Палата экономики, она ежегодно просчитывает, какая профессия на данный период более востребована, сколько специалистов требуется, а потом вкладывает средства и направляет детей на обучение именно этой профессии. Они не получают высшего образования, но становятся специалистами. Тот же, кто желает продолжить учебу в вузе, продолжает учиться дальше. Потом Палата снова оценивает, где требуются специалисты, и перекидывает средства туда, другие дети учатся другим профессиям. Таким образом, сохраняется баланс, который, разумеется, эффективно работает на экономику всей страны.

– У нас этим могли бы заниматься непосредственно директора предприятий, по крайней мере, там, где эти предприятия есть. Могли бы и вложиться.

– К сожалению, у нас получается так, что производство само по себе, а школа сама по себе. Создается впечатление, что специалисты не нужны, и это притом, что повсюду говорят о нехватке инженерных и рабочих кадров. Получается какой-то абсурд. Хотя, ведь раньше в Советском союзе существовало подобие этой системы, наряду с вузами были техникумы от конкретных предприятий, а если говорить о специальном образовании, то действовала огромная сеть профессиональных училищ. В австрийском подходе есть очень существенное, наверное, даже решающее отличие – там человек, получивший высшее образование, и человек, обучившийся профессии, получают одинаковую зарплату. Это в разы экономичней, чем тратить огромные деньги на то, чтобы бездумно плодить юристов и экономистов. Вот как раз наши сельские ребята могут внести лепту в решение этого вопроса, они больше настроены на поступление именно в технические учебные заведения.

– Тут еще важен уровень преподавания в таких заведениях. Старые преподавательские кадры иссякают, а молодых так же мало, как и высококвалифицированных специалистов на предприятиях.

–Я бы сказала, что не только уровень преподавания, но и спрос с самих учащихся. В Австрии за деньги никого не аттестуют, там, пока учащийся досконально не выучит предмет, достойную оценку ему никто не поставит. Это у них принципиально, поэтому второгодники там обычное явление. И в институтах, помимо тщательного отбора, очень большой отсев, если студент не справляется, то идет работать, а потом, как почувствует, что готов продолжать учебу, идет и доучивается. Поэтому высшее образование там многие получают годам к сорока. Но зато качество этого образования очень высокое.

– Ну, наверное, и в Австрии вузы и школы бывают разные. У нас, в России, тоже есть мощные высшие учебные заведения, и школы бывают очень сильные. Некоторых все время в пример ставят, в основном, в столице, конечно.

– Ничего одинакового, конечно, нет, где-то лучше, где-то хуже. Одно дело – в городе, другое дело – в деревне. Хорошо, когда это понимают, может быть, поэтому там, в отличие от нас, нет никаких рейтингов. Ведь абсолютно очевидно, что все школы находятся в неравных условиях. У нас же выходит так, что стартовые позиции у всех разные, а результат должен быть одинаково высокий. Не только это, а вообще в нашей системе образования много чего не продумано.

– Кроме того, и финансирование оставляет желать лучшего.

– А вот тут как раз ситуация изменилась, наконец-то, мы дождались перемен. Совсем недавно финансирование школы увеличилось. Мы ожидали одной суммы, а получили совсем другую и, конечно, это позволяет нам быть намного оптимистичней. Видимо, нас все-таки услышали, ведь последние годы от школ повсюду требовали современного материально-технического оснащения, а средства на это выделялись маленькие. Сейчас стало иначе, средства пошли. Хотя, в одночасье всех проблем нам не решить. Например, устанавливать интерактивные доски на обшарпанные стены у нас нет никакого желания. Уж если пользоваться современным оборудованием, то и классы должны быть современным, чтобы атмосфера стала более комфортной. Ведь в нашей школе капитального ремонта не было ни разу. Теперь, когда государство, наконец, повернулось к нам лицом, этот вопрос можно решить. Кроме того, мы получили школьный автобус, теперь в нашу школу стремятся дети из более отдаленных районов, есть возможность их привозить на уроки и развозить по домам. Так что ситуация меняется, и это очевидно.
Что касается заработной платы учителям, то, разумеется, это дополнительный и существенный стимул к работе. Хотя, наши педагоги – настоящие патриоты, они всегда хорошо работали и, конечно, также будут продолжать свое благородное дело. Наш коллектив сформировал Борис Кузьмич Котляров, он был преданным школе человеком и эту преданность, свой запал, и любовь к труду передал учителям. Никто этих качеств не растерял, поэтому у нас сильный, высокопрофессиональный коллектив, каждый учитель – личность, способная и в своих учениках воспитывать яркие, сильные и благородные личности. Ну а сейчас, когда начались качественные перемены, и вся школьная жизнь на глазах меняется – жить стало лучше, жить стало интереснее.

Tags: Полотняный-Завод
Subscribe

  • Про жизнь.

    Вновь переезжаем. Удивляюсь как за такое короткое время успели обрасти барахлом. Перед упаковкой вещей пересмотрела на ютьюбе кучу роликов , от…

  • Лето…всё.

    Вот и пролетело два месяца лета. Август, он как воскресенье, вроде выходной, но завтра на работу. Не знаю почему такие ассоциации. У меня уже давно…

  • И в заключение….

    Директора музея усадьба Полотняный Завод знаю лично, она мне позвонила, выразила сожаление. Говорит - может не доросла ты ещё Ирина Олеговна? Может…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments