Irina (irinaiz) wrote,
Irina
irinaiz

Categories:

Наше сердце остается с вами!



Дань памяти воинам Великой Отечественной войны, чьи жизни были положены на алтарь Победы, пребывает в каждом из нас. Страшно представить, что стало бы с Россией, если бы не их подвиг, если бы не самоотверженный, изнурительный труд тех, кто оставался в тылу. В беспощадной битве против фашизма сражались люди разных народов, в том числе, и добровольцы, которые могли избежать кровопролитных боев, тягот и лишений, находясь в другой стране, в другой обстановке. Тем не менее, они приняли решение сражаться за нашу Родину, рука об руку с советскими солдатами уничтожать коричневую чуму. Боевой путь этих добровольцев – легендарной эскадрильи «Нормандия-Неман» – начался в Полотняном Заводе. Но лишь недавно эта героическая точка отсчета была увековечена памятной стелой, инициатором создания которой стал президент ассоциации «Памяти «Нормандии-Неман» гражданин Франции Ги Леже. События, сопровождавшие возведение памятника, развивались стремительно и имели важнейшую отличительную черту, делающую честь и нашим французским друзьям и многим землякам – каждый, кто участвовал в проекте, действовал на чистом энтузиазме, искренне, от всего сердца.


Идея не угасла

История началась с визитов Ги Леже в Калугу. Сначала он оказался в России в числе марафонцев, это было в 1994 году, когда ассоциацией «Бегуны без границ» был организован интернациональный марафон «Париж – Москва». В 1995 году Ги Леже посетил Калугу, как участник 4-го интернационального супермарафона атлетов «Москва – Париж», а затем снова в нее приехал, но уже с гуманитарной помощью, которую собирал во Франции вместе со своими друзьями и членами ассоциации «Бегуны без границ». Очередной раз Ги Леже прибыл в нашу страну, чтобы принять участие в марафонских пробегах, посвященных дню космонавтики – «Гагарин – Калуга».
В 2005 году его приезд в Россию уже не был связан с марафоном, как президент ассоциации «Друзья Калуги» он целенаправленно посетил столицу нашей области и привез с собой 15 французских ребятишек, занимающихся спортом, для того чтобы познакомить их с нашей страной. Таким образом, Ги Леже оказался в музее, посвященном эскадрильи «Нормандия-Неман», расположенном в Калужской гимназии №19. Там он познакомился с создателем этого музея учителем французского языка Марией Кузьминой, от которой и узнал, что возле поселка Полотняный Завод в 1942 году располагался первый аэродром легендарной французской эскадрильи. Через год Ги Леже, Мария Кузьмина и местный энтузиаст, замечательный оператор Владимир Киселев, с которым Ги подружился в числе с другими калужанами, приехали в наш поселок, непосредственно на историческое место, где базировалась «Нормандия-Неман». Здесь же они встретились с, теперь уже ушедшим от нас, депутатом Поселкового собрания Марком Сергеевичем Воейковым, который еще в 2002 году написал письмо президенту Франции Жаку Шираку и просил оказать содействие в увековечивании памяти эскадрильи. В принципе, на этом разговоре все могло и закончиться, поскольку стало очевидным, что идея создания памятника не получила развития, а на месте бывшего аэродрома в скором времени появится карьер. Печалясь о том, что историю нужно помнить и беречь, а не всегда это получается, Ги Леже вернулся во Францию. Но идея создания памятника все-таки не угасла и получила свое благородное продолжение.

Ралли как условие

По возвращению во Францию желание увековечить память эскадрильи «Нормандия-Неман» не оставляло Ги Леже, он по-прежнему хотел осуществить эту акцию, пусть не значительным монументом, но хотя бы памятным камнем, небольшим обелиском. Понимая, что в одиночку трудно чего-либо добиться, он обратился к заместителю мэра города Трамбле ен Франс Жану Мари Контелю и президенту клуба велосипедистов этого города Рене Гербалю. Показал им письмо, которое писал Марк Сергеевич Воейков Жаку Шираку и попросил помочь в реализации проекта по установке памятного знака или стелы. Видимо, он был достаточно убедителен, поскольку идея захватила и Контеля и Гербаля. Вместе они стали думать, что можно предпринять в решении этого вопроса, прекрасно понимая, что для этого потребуются и люди, и материальные средства, и заинтересованность местных властей, как во Франции, так и в России.
Добиваясь поставленной цели, Ги Леже осуществил еще несколько поездок в Калугу и провел ряд встреч непосредственно с полотнянозаводцами, в этих поездках, а точнее сказать, миссии, неоценимую помощь ему всегда оказывал Владимир Кисилев. В результате, у Ги созрел конкретный, продуманный план – было решено организовать пешеходно-велосипедное ралли, посвященное эскадрильи «Нормандия-Неман», с одновременным открытием памятника, который, кстати, уже собирались изготовить во Франции и привести в Полотняный Завод. Получить денежные средства можно было в мэрии города Трамбле ен Франс только на спортивные цели, поэтому ралли стало обязательным условием реализации плана по установке памятника. В 2007 году Ги снова отправился в Калугу уже с письмом к губернатору Калужской области от мэрии Трамбле ен Франс, в котором говорилось о том, что французская сторона намерена провести это мероприятие. В тот период в ассоциации «Друзья Калуги» уже находилась наша соотечественница Татьяна Гусева, ставшая переводчиком, ближайшим другом Ги Леже и, естественно, непосредственным участником его миссии.
В Калуге мало кто верил в успех этого мероприятия. Татьяна так передает эту историю: «Во-первых, нам сказали, что под памятник землю никто не предоставит, кроме того, стали утверждать, что точно не знают, в этом ли месте находился аэродром. Мы начали лихорадочно бегать по чиновникам и искать планы поселка Полотняный Завод. Огромное спасибо Володе Кисилеву, который взял на себя часть хлопот по этому вопросу, а также Марии Ивановне Кузьминой. Наконец, выяснилось, что аэродром был именно там, но для установки памятника необходимо было получить разрешение, и, конечно, добиться, чтобы выделили участок земли. Проблемы, о которых никто никогда и не слышал, сами собой посыпались на нас, как горох.
Но, не тут-то было! Чем больше трудностей встречалось на нашем пути, тем упрямее мы становились. Вернувшись во Францию, мы организовались в ассоциацию «Ралли памяти «Нормандия-Неман» и направили письма всем спонсорам, каким только было можно, с просьбой оказать помощь. Заразили этой идеей множество народа, хотя, скептиков было, хоть отбавляй. А дальше пошла самая важная работа».

Самая важная работа

Ги и Татьяна вновь вернулись в Калугу, несмотря на то, что все поездки они осуществляли за свой счет, и еще раз отправились с письмами в поход по чиновникам. К этому времени Ги познакомился с депутатом Городской Думы города Калуги Александром Окуневым, узнав о планах возведения стелы, тот полностью поддержал эту инициативу, обратился к министру спорта и туризма Алексею Никитенко. Кроме того, Александр Эдисонович предоставлял им транспорт для поездок по области, организовывал встречи, проводил эту идею в городской Думе и мэрии Калуги, оказывал всяческую поддержку и всегда был на связи, если возникали трудности или какие-то вопросы, непременно их решал. Это был первый человек, который сказал: «Если не получим поддержки, значит, поставим памятник за свой счет». Также в 2007 году Ги встретился со своим старым товарищем – руководителем ассоциации «Сверхмарафон» в Москве Эдуардом Яковлевым. «При встрече, – рассказывает Татьяна, – мы обсуждали проведение ралли, посвященного эскадрильи «Нормандия-Неман», так как Эдуард имел колоссальный опыт в проведении подобных мероприятий. Он с радостью согласился помочь и так проникся этой идеей, что тут же вспомнил и спел нам песню, посвященную французской эскадрилье. Это оказалось так трогательно, что трудно было сдержать слезы. В результате, было решено «бежать» через Москву, а это уже совсем другой статус для ралли».
В Полотняном Заводе Ги и Татьяна встретились с главой Поселковой Управы Алексеем Ивановым, который только приступил к своим обязанностям. Алексей Викторович сразу же поддержал идею создания памятника и заверил, что проблем с землей не будет. Он же сказал, что если уж ставить памятник, то настоящий, большой и красивый. Но такой памятник из Франции, конечно, привезти невозможно, поэтому было решено монтировать его в России, проект также решили составлять на месте.
«Мы вернулись во Францию буквально окрыленные, – рассказывает Татьяна Гусева. – Собрали членов ассоциации и стали разрабатывать план. Во-первых, финансирование! Кто возьмет его на себя и в каком объеме? Попросили Алексея Викторовича накидать проекты с приблизительной стоимостью, чтобы понять, сколько потребуется денег. Он соответственно обратился к российским проектировщикам, которые откликнулись и сделали сразу восемь проектов памятника. Мы, со своей стороны, обратились в организацию «Сувенир Франсе», которая занимается установкой памятников французским солдатам по всему миру, с просьбой поддержать нас и профинансировать проект стелы в Полотняном Заводе, они тоже попросили план и смету. Но у нас пока еще ничего не было. Некоторое время спустя с нами связался один из проектировщиков из России, его зовут Сергей, к сожалению, наша связь с ним прервалась, а очень бы хотелось ее восстановить. Мы долго обсуждали с ним проекты памятников, их стоимость и другие аспекты. Наконец, получили проекты со всеми сметами и направили их в «Сувенир Франсе», где была утверждена одна из представленных работ и получено согласие на финансирование памятника. Мы были так рады! Так рады!»

Памятник? Какой вопрос!

Дело оставалось «совсем за малым» – все это организовать, найти место для памятника, заказать его исполнителям, установить, облагородить территорию, совместить все это с датой прибытия велосипедистов и атлетов. За эту работу взялись Алексей Иванов и Александр Окунев, который оказывал Алексею Викторовичу всяческую поддержку. Так как никаких денег из Франции еще не поступало, а работа уже началась, то все организационные вопросы легли на плечи главы Управы Полотняного Завода. «Низкий ему поклон, – говорит Татьяна Гусева, – такие люди встречаются не часто, а если встречаются, то не перестаешь удивляться ясности их мышления, энтузиазму, организаторским талантам, умению ладить с людьми, решать, казалось бы, неразрешимые вопросы, сердечности и пониманию важности памяти. Вообще, не устаешь удивляться благородству наших людей. В ходе работы в Полотняном Заводе мы убедились в том, что им все это небезразлично, они искренне готовы помогать. Куда бы и к кому бы мы ни обращались, у всех загорались глаза, и ответ всегда был одним и тем же: «Не надо, мы вам сами сделаем… Бесплатно завезем… Памятник? Какой вопрос, поможем обязательно!» Порой горло перехватывало, потому что мы знаем, что у этих людей тоже лишнего-то нет. За свой счет они куда-то едут, производят, все делают своими руками. Мы-то знаем всему этому цену, начиная от доставки грунта, закатывания асфальта, заканчивая цветами, которые здесь высаживают каждый год! Когда Ги приезжает во Францию, он всегда рассказывает, что стелу люди в России сделали почти даром».

По дорогам Европы

Пока Алексей Иванов решал вопросы установки стелы в Полотняном Заводе, Ги и Татьяна во Франции занимались организацией ралли. Сначала нужно было определиться, сколько человек примет в нем участие, отработать маршрут по Европе и, самое главное – по Беларуси и России. Согласовать движение группы с местными властями, организовать сопровождение, ночлег, обеспечить всех приглашениями и визами, как Российскими, так Белорусскими, достать машины и соответствующие документы на пересечение ими границ и так далее. Сумма вышла немаленькая, и вдруг грянул кризис 2008 года – спонсоры мероприятия, сославшись на внезапные обстоятельства, отказались предоставить помощь и все участники остались один на один со своей идеей. В результате, часть расходов решили взять на себя, и каждый из членов ассоциации внес свои личные средства.
Дело двигалось туго. А в декабре 2008 года пришло печальное известие о том, что прямо на трассе во время очередного марафона умер Эдуард Яковлев, который обещал поддержку ралли в Беларуси и России. Казалось, что какая-то недобрая сила препятствует воплощению благородной идеи. По словам Ги Леже: «Это был удар! Во-первых, мы потеряли старого, доброго друга, а во-вторых, поняли, что Москву самостоятельно не потянем, надо менять маршрут, и в Беларуси и в России все организовывать самим. Мэр города Трамбле ен Франс никак не выделял средства из городского бюджета, количество участников ралли неуклонно сокращалось и, в результате, остались только велосипедисты – ралли стало велосипедным. Правда, на нашу радость завод «Ситроен» предоставил нам несколько автомашин, а после немного денег дал банк «SOCIETE GNERALЕ». И наконец-то, уже после того, как были оформлены все документы, поступили деньги из мэрии Трамбле ен Франс».
К началу ралли были написаны сотни писем, которые направлялись в Беларусь, Смоленскую и Калужскую области, каждый день проводились переговоры с Алексеем Ивановым и Александром Окуневым по размещению группы, организации встречи, маршруту движения и, как основное, по решению вопросов, связанных с установкой стелы, местом ее расположения, датой открытия. Были приглашены военный атташе Франции в России Оливье Медью, руководители Калужской области и другие официальные лица. Постоянно велись переговоры между Калугой и Францией, Францией и Смоленском, Францией и Дорогобужем, Францией и Брестом… Когда в последний момент поступили деньги от мэрии Трамбле ен Франс, все вздохнули с облегчением, старт состоится! Состав команды был таким: Ги Леже, Татьяна Гусева, Стефан Дуже, Пьер Гувуан, Рене Гербаль, Алан Клен, Жан Вале, Даниель ле Руа, Марсель Луаше, Жан-Мари Контель. А маршрут: Ле Бурже – Трамбле ен Франс – Кольмар – Зальцбург – Санкт Польтен – Трнава – Краков – Люблин – Брест – Кобрин – Минск – Смоленск – Калуга – Полотняный Завод. Каждый из участников ралли внес свой вклад в этот проект, каждый помогал всем, чем мог.
«Путешествовать всегда интересно, – рассказывает Татьяна. – Мы, со множеством приключений, забавных и трогательных сцен, теплых приемов и радостных встреч, продвигались по французским, польским, белорусским и российским дорогам к заветной цели, а в Полотняном Заводе Алексей Иванов заканчивал установку памятника и облагораживал территорию, в Калуге Александр Окунев организовывал проведение пробега по территории Калужской области и проведение праздника, взяв часть расходов на себя. Андрей Кенниг, наш неизменный сопровождающий, готовил транспорт и решал много других вопросов. Наш добрый друг Володя Кисилев помогал всем, чем мог, готовился к встрече, так как он был главным хроникером и нашим верным оператором. Мы были одной командой. Все сильно волновались – Полотняный Завод приближался».

Наше сердце остается с вами!

Рассказывает Татьяна Гусева: «Когда 27 июля 2009 года наша группа, празднично в сопровождении калужских велосипедистов и атлетов, отправлялись из Калуги в Полотняный Завод, мы и не подозревали, насколько хороша наша стела, какое прекрасное место было выбрано для ее установки, как все оказалось красиво, сколько жителей Полотняного Завода пришло на открытие памятника, сколько ветеранов, детей… Прибыл губернатор Калужской области, военный атташе Франции, много гостей из других городов. Нас ожидал настоящий праздник!
Вышло так, что губернатор немного опаздывал, и тогда Ги начал петь. Он пел, а люди танцевали, это было неожиданно и романтично, поэтому к приезду главы Калужской области все уже были веселыми и раскрепощенными. Открытие памятника получилось настоящим – волнительным и трогательным, все выступали искренне, от чистого сердца, мы были рады и тому, что у нас, несмотря на многочисленные препятствия, все получилось, и нашей встрече, и тому, что стела – такая красавица, и что мы проделали к ней огромный путь, и в прямом, и в переносном смысле.
Ярких впечатлений у всех осталось очень много. Но самое важное – мы все вместе сделали главное – установили стелу, познакомились с неравнодушными людьми, завели новых друзей, показали нашим детям, что если ты хочешь чего-то добиться, то обязательно добьешься. Что мы помним погибших такими, будто они никогда и не умирали, будто все это было вчера.
В 2010 году мы с Ги Леже еще раз приезжали в Полотняный Завод и вместе со школьниками посадили 42 деревца вокруг стелы, по количеству погибших пилотов. А на 70-летие освобождения поселка от фашистов прилетели на праздник и заодно решить вопрос о том, чтобы запечатлеть имена всех погибших летчиков на плитах и установить их возле стелы. В этот приезд мы еще раз нашли полное понимание не только со стороны Администрации Полотняного Завода, но и со стороны жителей, и со стороны исполнителей заказа, они просто берутся безвозмездно установить эти плиты! Очень радостно, что и празднование освобождения поселка началось у стелы «Нормандии-Неман» в день нашего с Ги приезда. Совершенно очевидно, что такие мероприятия устраиваются не для галки, а от чистого сердца. Финансы наши не велики, но когда мы вместе, то можем все, и все нам легко и радостно, особенно, если дело касается памяти.
Думаю о тех героических людях Полотняного Завода, которые непосредственно своими руками устанавливали памятник, о спонсорах и всех бескорыстных полотнянозаводцах, принимавших участие в проекте. Спасибо вам всем! И, как сказал на прошедшем митинге Ги Леже, наше сердце остается с вами!»

Tags: Полотняный-Завод
Subscribe

  • Началось в колхозе утро!

    Один плачет не хочет вставать, другой плачет хочет мультики, третий с утра просит положить деньги на телефон, другую надо уговаривать не забыть про…

  • Зачем?

    Интернет утро у меня обычно начинается с городского сайта. Ну чтобы соотнести погоду за окном с погодой из интернета. Ну и там городские…

  • Кошка бросила котят, это Путин виноват.

    Занимаясь вопросом с гибелью Андрея, я узнала удивительные вещи. Оказывается есть люди. И есть - уважаемые люди. И живут они на одной планете, но в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments